Скрытые жемчужины стокгольмской архитектуры: Stuckatörens våning

На первый взгляд архитектура Стокгольма весьма сдержана, но за скромными фасадами скрываются свои секреты, и сегодня покажу одну из городских жемчужин: Stuckatörens hus или «дом штукатура». 

История семьи Нотини

Сразу оговорюсь, что штукатур, о котором пойдет речь, совсем не дешевая рабочая сила, какие часто встречаются сейчас, а мастер по изготовлению сту́кко, востребованный высококвалифицированный работник, востребованный во всей Европе в XIX. Кто же он? Аксель Нотини, итальянский иммигрант во втором поколении с замечательной семейной историей. 

Его отец, Джованни Доменико Нотини, итальянец, родился в 1804 году в Лукке, Тоскане, в бедной семье крестьянина и изготовителя оливкового масла. Как у многих детей из небогатых семей в Италии, у него были три варианта выбора своего будущего: уйти в монастырь, выращивать оливки или... стать штукатуром. И хотя у юного Джованни душа пела в прямом и переносном смысле – он мечтал стать оперным певцом – выбор пришлось сделать в пользу судьбы штукатура.

Стукко – это штукатурка высшего сорта известная ещё как венецианская штукатурка или искусственный мрамор. На то время в Европе итальянские матера по изготовлению стукко весьма ценились, а это значило билет в мир для юного Нотини. В возрасте 17 лет он уехал из родного дома и больше никогда не возвращался в Италию. 

Побывав в нескольких европейских странах, в 1826 году он окончательно осел в Стокгольме на второй волне «импорта» работников творческих профессий (первая была во времена Густава III). 

Приблизительно тут, на Норрмальме, где позже его сын построит дом для всех их, Джованни проработал подмастерьем у человека, чью профессию приблизительно можно перевести как «литейных дел мастер», который отливал различные детали из металла. При чем здесь литьё из металла к штукатурке? Ну так ведь штукатуры тоже отливают многие декоративные детали из гипса и других материалов. 

Тут Джованни встретил Анну Катарину Фрюкман (Anna Catharina Fryckman), на которой женился в 1836 году. У них было пятеро детей, но только трое дожили до взрослого возраста: дочь Роза и двое сыновей, Аксель и Фердинанд. Причем сыновья оба пошли по стопам отца и стали штукатурами, причем разделили между собой два главных в Швеции строительных рынка: Фердинанд отправился в Гётеборг тогда как Аксель остался в Стокгольме и стал одним из самых знаменитых представителей своей профессии. Он принимал участие в оформлении таких значимых объектов как Розендальский дворец, Гранд Отель, дворец Арвфурстена и другие. 

И тут собственно и начинается история нашего дома. 

В 1883 году на тогда ещё задворках Стокгольма, Аксель Нотини построил чудо-дом по адресу David Bagares Gata 10. Для тех времён и той местности его дом стал действительно чудом: престижный нынче Остермальм сто сорок лет назад был захолустьем с не мощенными дорогами. «Дом штукатура» возвышался как пряничный домик посреди деревянных хибар. На одной из фотографий того времени видно, что по соседству с домом Нотини только деревянный домик и он торчит как зуб на их фоне. Разноцветные каменные дома по обе стороны были построены спустя 40 лет, в 1920х, и их фасады оформлены куда как проще в стиле swedish grace

Источник: www.stockholmskallan.se

Источник: www.stockholmskallan.se

Дом штукатура был построен не только как семейное гнездо, но и как парадная витрина его работ, где посетители заодно могли присмотреть и «товар лицом», как говорится. Как говорит один из стокгольмских гидов, историк архитектуры по совместительству, количество лепнины на квадратный метр в этом доме больше, чем во всем Стокгольме

Наша цель – парадная квартира, которая принадлежала семье самого Акселя Нотина, которая с 1992 года была выкуплена обществом св. Эрика (Samfundet S:t Erik) и передана в распоряжение Городского музея Стокгольма. Видите окна с арками на втором этаже? Мы направляемся туда! 

Ощущение прекрасного накатывает сразу за входной дверью: парадная этого дома действительно парадная! С лепниной на стенах, статуями в нишах, винтовой лестницей и стеклянной крышей. И да, на лестничную клетку выходят окна квартир! Получается этакая пьяцца – итальянская площадь. Видимо, корни дают о себе знать!))

Наша экскурсия начинается с кухни и небольшой комнаты для прислуги. Плита и кафельная платка аутентичные – остались ещё с постройки дома. Туалет и ванну конечно же переделали. Что касается их, то небезынтересно будет узнать, что во время строительства дома конечно же не было системы канализации, а потому мытьё превращалось в настоящий ритуал! 

По телефону звонили в одну из бань и заказывали лошадиную повозку с ванной-балией, энным количеством кувшинов горячей воды и, главное, банщицей! которая парила всех членов семьи. 

Старинная кухня

В кухне как и во всем доме практически не осталось мебели со времен первых хозяев. Все эти крышки, столы-стулья-кровати являются музейными объектами. В свое время они были приобретены или подарены Городскому музею Стокгольма. Исходя из старых фотографий и того, насколько имеющаяся в запасниках мебель подходит исторически и по дизайну, их переместили в эту квартиру штукатура.

А мы идем дальше в сервировочный коридор. По словам гида, коридоры для того времени были нетипичны, а для нашего времени нетипично что он а) выходит окном в подъезд и б) используется для сервировки: тут слуги наводили красоту на подносах-блюдах перед тем, как подать еду в столовой. 

Спальня семьи Нотини

Спальня четы Нотини не поразит вас размером, зато удивляет темными тонами. Если мы сегодня стремимся ко всему светлому в духе шведского дизайна, то в конце XIX века писком моды были вот такие мрачноватые цвета. Обои не оригинальные, но исполнены приблизительно в тех же цветах, что и изначально. А ещё они сделаны по старинным техникам в Германии, так что можно сказать почти аутентичны. 

Кстати, обратите внимание на высоту потолка! Этаж и квартира не зря называются «парадными» – тут самые высокие потолки в доме, порядка 5 метров! Тогда как на других этажах, где проводила большинство своего времени прислуга, потолки были значительно ниже. 

На потолке можно увидеть лепнину-стукко, которой славилось семейство Нотини. Вот этот херувимчик один из четырех, которые расположены в углах потолка. Во-первых, херувимы символ плотской любви и плодородия, а потому им самое место в спальне, а во-вторых, они исполняют и практическое предназначение: за их пухлыми попками прячутся вентиляционные отверстия, которые служили для циркуляции воздуха – ещё одно ноу-хау для того времени, так как раньше вентиляция обеспечивалась тягой между камином и окном. 

Наша экскурсовод обратила внимание отдельно на пол, который на первый взгляд похож на бордовый линолеум с узором. А вот и нет! Это пробковое покрытие (korkmatta), которое было типично для зажиточных домов того времени. Уникальность его в том, что такие вот покрытия практически не доживали до наших дней по той простой причине, что оно истаптывалось до дыр. Вот и в этой комнате его почти не оставалось и мы бы не узнали ничего о таком старинном варианте напольного покрытия если бы не одна пожилая дама. Дело в том, что как я и говорила вначале, Городской музей Стокгольма принимает в дар предметы старины, в том числе мебель, посуду и так далее. Так вот однажды в музей позвонила дама и сказала, что у неё на балконе «завалялся» рулон напольного покрытия из пробкового дерева, быть может музею интересно принять его в дар? Музей конечно же сказал «ДА!», и радости не было предела когда оказалось, что он вдобавок имеет и такой вот сложный узор. 

Старинная столовая

Если в спальне казалось темно, то столовая её превзошла! Темно? А теперь представьте, что двух окон на улицу нету! Да-да, в оригинальном проекте окна отсутствовали, свет извне попадал только через окна в парадное! 

Если посмотреть на потолок или стены, то кажется, что вся комната украшена резьбой по дереву. Но на самом деле это не так: практически весь декор, который вы видите, является окрашенной в разные цвета лепниной. Кстати, этот ход не  уникален, в стокгольмском королевском дворце многие комнаты украшены окрашенным папье-маше. 

Интересно наблюдать и за тем, как оформлен стол: бокалы для вина кажутся совсем крохотными по сравнению с современными. Все потому, что в то время к каждой смене блюд предполагался свой напиток, потому вместе с блюдами меняли и всю посуду. Она, кстати, находится тут же, в очень эффектно подсвеченном шкафчике. 

Гостиная

Гостиная комната считается гвоздем программы посещения квартиры штукатура. Самый изюм гостиной – альков.

Пускай комната и небольшая, – у Халвиллов приемная для гостей раза в три больше была! – а вот такую восточную нотку все равно получилось внести. 

Конечно же, в комнате много роскошной лепнины! 

Кстати камины в квартире Нотини тоже достойный отдельной главы. По словам экскурсовода, эти камины – пример ИКЕИ XIX века. Их можно было заказать по каталогу и потом его собирали из готовых деталей прямо в доме. Вот этот экземпляр с зеркалом конечно классом повыше, но по сути он тоже не уникальный. 

Рабочий кабинет

Почти во всех особняках моей любимой комнатой становится рабочий кабинет, он же курительная комната. Подбор цветов тут шикарный, как правило темные, чтоб дум от сигар не портил оформление. У Акселя Нотини стены были благородного бордового цвета, хотя их по обычаю того времени щедро завешивали картинами. 

Стол с одним из первых телефонов в городе. 

А самое интересное в этой комнате прячется под потолком: там уютно примостилось несколько десятков томтенов. Так, стоп, томтен?! Признаюсь честно, вот эти лепные товарищи под потолком рабочего кабинеты мужчины для меня оказались еще большей неожиданностью чем окна из квартиры в подъезд. Напоминаю что томтен – это что-то среднее между домовым и шведским Дедом Морозом. 

Оказалось, что томтены – это результат неудачной реставрации. Дело в том, что после того как семья Акселя Нотини разорилась и квартира перешла в руки других людей, они покрыли почти все стены серой краской, а лепнину раскрасили под рождественских томтенов. При реставрации главный архитектор не провел досконального анализа нижних слоев краски и оставил томтенов как есть. 

А на самом деле это никакие не символы Рождества. По изначальной задумке эти фигурки на лепнине символизируют гномов, искусных работников по камню. А Аксель Нотини позиционировал себя не только как штукатур, но и как камнетес и именно так был записан в телефонных каталогах того времени. Так что скорее всего это отсылка к гномам как покровителям мастеров. Еще одна подсказка в пользу этого: над дверью в гостиную изображен сам Аксель Нотини и гном, нашептывающий ему в ухо. Наверно делится секретом своего мастерства ;)

А что касается некачественной реконструкции, то мастер совершил грех гораздо более страшных для архитекторов, чем не тщательно проведенный анализ слоев краски, а именно привнес то, чего раньше не было в изначальном проекту: он покрасил бороду одного из гномов-томтенов в черный цвет как бы оставляя свой автопортрет, тогда как изначально все они были седыми. 

И на этом, после четырех комнат, посещение закончено! 

Отзыв о квартире с историей

Итак, мы с вами посмотрели четыре комнаты. В квартире есть еще пятая, бывшая детская, но сейчас она является рабочим кабинетом сотрудников музея, а потому в выставке не участвует. А потому на этом выставка закончена. Даааа! Вот так вот: весь этаж жилого дома занимает квартира всего на четыре комнаты! А все потому, что значительную часть занимает парадная. И хотя комнат всего ничего, эта квартира запоминается как действительно одна из скрытых жемчужин города! 

Вид из окна одной из комнат на внутренний подъезд. 

P.S. Ну и в завершение интересное-невероятное: все остальные квартиры в этом доме сегодня являются жилыми! Хотите каждое утро подниматься оп такой вот парадной лестнице? ;)